09.1988 – 07.1993

Московский Автомобильно-Дорожный Институт (Технический Университет)
Эмблема МАДИ

Наверно самое веселое время. Весело учились, весело отдыхали. Видимо – обычное студенческое время. Несколько необычным, наверное, можно считать поступление. Полагаю, что мои родителя не до конца верили в то, что я смогу поступить в институт: мои школьные оценки в старших классах не поражали воображение. Поэтому в качестве стимула мне за поступление в Московский Автомобильно Дорожный Институт (МАДИ) было обещано приобретение компьютера, которым к этому времени я уже основательно успел прожужжать уши родителям. В журнале Quelle был выбран просто фантастический по тем временам компьютер Atari ST.

Atari ST

И когда после вывешивания списков поступивших на 1й курс я оказался в числе абитуриентов, я напомнил папе, который присутствовал со мной на всех вступительных экзаменах о компьютере. Он как раз звонил из телефона-автомата домой, чтобы обрадовать маму. Он повесил трубку и честно признался, что всерьёз не рассчитывал на то, что я поступлю, но подтвердил, что обещание исполнит. В середине первого курса я получил долгожданную посылку из Никарагуа, где в это время работали мои родители, в которой был настоящий, новый Atari 520ST. С него и началось моё вхождение в мир информационных технологий (тогда и названия-то такого ещё не было). На своём Атарике вместе с братом Ромкой мы создали несколько интересных проектов. Одним из наиболее развитых был каталог видеокассет: актуальная по тем временам база данных, фиксирующая каждую видеокассету, как свою, так и взятую напрокат. Довольно интересно видеть наши тогдашние наработки в сегодняшнем kinopoisk’е…

ГКЧП

Безусловно, одним из наиболее знаменательных событий этого периода стала женитьба. Моей избранницей стала Кропотова Людмила Витальевна, с которой мы жили в одном доме и познакомились, гуляя с собаками на улице. Женился я 10 августа 1991 года и пресловутую ночь с 19 на 21 августа того же года провел не у подножья белого дома, а в свадебном путешествии в окрестностях города Алексин, что на реке Оке, не в далеке от Тулы. Развелся в апреле 2003 года.

В процессе учёбы я стал регулярно заглядывать в кабинет вычислительной техники на нашей кафедре. Сначала просто поглазеть из-за плеча на невиданное по тем временам чудо – настоящий IBM PC AT286 с цветным монитором, который использовали для… игр! Остальные машины в кабинете были стандартные на тот момент XT-шки с монохромными дисплеями. Характерной особенностью этих машин было то, что находящиеся в них 5.25″ дисководы были на самом деле качественным муляжом. На передней панели дисководов присутствовала только щель для дискет и была даже настоящая ручка для запирания.

Дисковод для дисков 5.25″

А вот механизма внутри дисковода – не было! При этом рядом с каждым компьютером находилась табличка с информацией о том, что вставлять свои дискеты в компьютер строго запрещено: только таким образом тогда боролись с вирусами. Для тех, кто слов не понимал и безрассудно запихивал дискету внутрь это заканчивалось очень печально: дискета просто проваливалась в коробку, установленную внутри корпуса. Желающих заявить о том, что компьютер “зажевал” дискету при наличии той самой таблички, обычно, не находилось, благодаря чему к вечеру из каждого компьютера извлекали по 3-5 гибких магнитных трофеев… А они тогда и редкостью были и денег стоили…

IBM PC XT – рабочая лошадка студентов в МАДИ

Вскоре сотрудники кафедры привыкли ко мне и давали возможность и поиграть и поделать на компьютерах что-то более созидательное. Тогда-то на кафедре и выяснилось, что я могу создавать программы, в том числе для расчётов и построения графиков. А благодаря написанному мной же считывателю экрана и распечатке считанного с экрана изображения на матричном принтере, умел получать на бумаге результаты вычислений в виде графиков. Когда сей факт, который я особо не рекламировал и использовал только для подготовки собственных курсовиков, стал известен сотрудникам кафедры, эффект был подобен разорвавшейся бомбе! Все наши доценты, работающие над докторскими диссертациями, в той или иной мере пытались привлечь меня к своим работам для того, чтобы добавить в свои труды результаты вычислений и отпечатанные на принтере графики. Тогда это было очень круто и сразу предавало работе особый “привкус” современности и технологичности. Чтобы оправдать длительное нахождение в кабинете вычислительной техники я, учась в то время на 4м курсе, устроился на кафедру лаборантом. И хотя официальное место моей работы было в подвале, где находились лаборатории с гидравлическими машинами и элементами управления, фактически я всё рабочее время проводил в вычислительной аудитории, где уже официально и полноправно использовал тот самый 286й компьютер, который частенько оставляли включенным на ночь с целью получения расчётов по сложнейшим математическим моделям динамических процессов происходящих в объёмных гидроприводах.

Образование по специальности – инженер-механик в области гидропривода строительно-дорожных машин. Темой диплома была антиблокировочная тормозная система автомобиля БелАЗ. В рамках диплома я принимал участие в создании испытательного стенда для модели этой тормозной системы, так что теперь умею тормозить вполне профессионально… 🙂 Защитился я на “отлично” в конце июля 1993 года. Пояснительную записку для диплома я полностью напечатал на компьютере – на этот раз не на кафедре, а на своём домашнем Атарике, к которому был подключен матричный принтер Seikosha SP-180AI. Для того, чтобы это чудо японской мысли могло печатать на русском языке я написал специальную программу, которая загружала в крошечную память принтера символы кириллицы, что позволяло печатать русскоязычный текст. В 1993м году я был единственным студентом на кафедре, пояснительная записка у которого была от начала до конца набита на компьютере и распечатана на принтере. И было это очень необычно! При этом ни одной буковки не было скопипастено – всё сам! Попутно, кстати, научился печатать слепым 10-пальцевым методом.